05:58 

Ла Паива и ее кровать.

Archeveque
Life is Serious - Art is Gay/Viennese specialities (c)
Раз кровать победила с большим отрывом, напишу про нее.
Хозяйкой сего очаровательного ложа считается Ла Паива, она же много еще кто. Очаровательная женщина, рядом с которой Заратустра эмобой, а Скарлетт - Сейлормун.


Это вроде бы тоже она


В 1819 году, в Москве, в семье ткача из польских евреев Мартина Лахмана и его жены Анны Амалии Клейн родилась дочь Эсфирь. В 17 лет ее выдали замуж за французского портного Антуана Вильюэна. Эсфирь быстренько родила ему сына и смылась в Европу от безденежья. Сейчас французскому портному в семье было бы попроще. Да в любом случае, сейчас, как мы дальше увидим, бежала бы она не из Москвы, а наоборот.
Но тогда Москва была относительно провинциальным городом, олигархов и селебрити в ней было не особо, да и ограничиваться кутежами в "Яре" (тем более, он только открылся) и поездками к цыганам она не хотела, в Питере был не тот климат, а ездить по имениям как коммивояжер, сами понимаете, неловко.
Куда податься бедной девушке? В то время ответ был очевиден - в Париж. Но сначала она попробовала Берлин, Вену и Константинополь. Неочевидный выбор, честно говоря.
В Париже она переименовалась в Терезу, и, по всей видимости, работала в борделе. В 1840 на курорте в Бад Эмсе она познакомилась с австрийским музыкантом и композитором Генрихом Герцем.

Герц
На тот момент у него еще были деньги. В аристократическое общество он ходу не имел, но познакомил Терезу-Эсфирь, которая теперь взяла имя Бланш со своими друзьями, к примеру, с Вагнером (полагаю, они обменялись соображениями о том, как лучше всего разорять поклонников). Герц усиленно делал вид, что она его жена, но (к счастью для него), они так и не поженились. В 1847 году у них родилась дочь, которую отдали родителям Герца, а сам он вскоре, оставшись без гроша, уехал на заработки в Америку. Тем временем, его родители выкинули Бланш-Эсфирь за дверь. Больше они не виделись. Их дочь, Генриетта умерла в возрасте 12 лет.
Оставшиеся деньги Бланш- Тереза-Эсфирь быстро промотала, а богатых покровителей вот так сходу не найдешь при парижской-то конкуренции. К тому же, 1848 год. Подружки присоветовали ей ехать в Лондон. А что, там вопрос с революциями давно закрылся, англичанок в качестве конкуренток француженки не рассматривали, а деньги Британская Империя гребла лопатой.
В общем, Лондон. Там она сшила платье из шторы одолжила наряд и рванула прямо в Ковент Гарден. Не знаю, художественный вымысел это или нет, но перед тем как пойти в штыки, она попросила у своего приятеля Теофиля Готье склянку хлороформа, на случай, если ничего не выйдет. Хлороформ, если он и был, не пригодился. В первый же вечер она изловила Эдварда Стенли, аристократа и политика, вроде бы более ничем не примечательного. Естественно, одним поклонником она себя не ограничивала.
Следующей серьезной жертвой стал Албино де ла Паива. По некоторым источникам, он был португальским маркизом, но судя по всему, нет. Просто богатенький буратинка, наследник солидных капиталов.

Эсфирь, к тому времени ставшая Полин-Терез Лахманн то ли согласилась предоставить ему свои услуги в обмен на замужество, то ли он ее уговорил, но итог известен. Первый ее муж к тому времени уже умер от холеры, так что 5 июня 1851 года они поженились. На следующий день новоиспеченный супруг получил письмо следующего содержания "Вы получили предмет своего вожделения и сумели сделать меня своей супругой. Я, с другой стороны, получила Ваше имя, и теперь мы в расчете. Я честно выполнила свою часть сделки, ничего от вас не скрывая и получила положение, которого хотела. Что до Вас, господин де Паива, Вы приобрели жену с чудовищной репутации, которую Вы не сможете представить ни в одном обществе, никто не согласится ее принять. Давайте расстанемся: возвращайтесь в свою страну. Я получила Ваше имя и останусь здесь". Есть другой вариант, несколько более прямолинейный. Но факт остается фактом - де Паива вернулся в Португалию и застрелился. Правда в 1873 году.
Эсфирь-Терез-вот это вот все, которую мы теперь можем спокойно называть тем именем, под которым она осталась в веках, получила щедрую долю имущества своего незадачливого супруга и продолжила свою деятельность в Париже. В 1852 году она встретила 22-летнего графа Гвидо Хенкеля фон Доннерсмарка, одного из богатейших людей Европы.

Тут ему не двадцать два года, но тоже сойдет


Ла Паива понравилась ему и заметила это. Следующие несколько месяцев она колесила за ним по всей Европе, притворяясь, что ей он совершенно не интересен (впрочем, конкретно он ей интересен и не был, его деньги - другое дело), но постоянно оказываясь с ним в одно время в одном месте. Парню было не спастись, и встретив Ла Паиву в очередной раз, он предложил ей стать его любовницей, пообещав, что щедро поделится богатством. Вы не поверите, но она согласилась. Дурой она не была, и повторить печальные истории великих итальянских куртизанок, закончивших дни в полной нищете, не желала. Поэтому Гвидо повезло - хотя его никогда не любили, но разорить не пытались. Более того, у ла Паивы оказалась недюжинная деловая хватка и она помогла любовнику увеличить его состояние в несколько раз. Так, что несмотря на все ее усилия, деньги не кончались.
Гвидо тут же назначил ей царское содержание и прикупил шато де Поншартрен недалеко от Парижа. Шато Ла Паива несколько осовременила, заменила французских слуг на немецких, коих гоняла кнутом, и регулярно фраппировала местных крестьян, появляясь на лошади, одетая в мужской костюм.

Собственно, шато.


Но главной ее резиденцией стал особняк на Елисейских полях 25, до сих пор известный как Hôtel de la Païva. Строил его архитектор Пьер Манген. Я так понимаю, ему сказали, чтобы было дорого-бахато, и не ограничили в средствах. Ну он и развернулся. К примеру отделанная ониксом из Алжира лестница потрясла современников до глубины души. Отделанная тем же ониксом ванная с серебряной ванной и тремя кранами (один для молока или шампанского) потрясла меньшую часть современников, но тоже до глубины души. Кстати, туда водят экскурсии.







В этом особняке ла Паива, а иногда и ее муж принимали всех основных селебрити эпохи, включая императора. Женщины туда обычно не допускались, хозяйка предпочитала блистать в одиночестве.

Вечер у Ла Паивы. Адольф Жозеф Тома Монтичелли


Именно для этого особняка и была заказана кровать, послужившая поводом этого поста. Посмотрите, впишется же как родная. Однако судьба ее, возможно, была сложнее. Об этом в следующих сериях.

cortesanbed1
cortesanbed2
cortesanbed3
cortesanbed4


В 1871 году ла Паива получила развод и вышла замуж, став графиней Хенкель фон Доннерсмарк. Неплохая карьера для дочери еврейского ткача. К 1877 году Доннерсмарки доблистались в Париже, их обвинили в шпионаже (скорее всего, не на пустом месте) и отправили домой, в Пруссию. В замок Нойдек. Замок не сохранился, вот старое фото.

Возраст брал свое. По словам братьев Гонкуров под конец своей жизни в Париже Ла Паива выглядела как "раскрашенный труп". Видимо поэтому она приказала уничтожить в Нойденке все зеркала. У нее начались проблемы с сердцем и в 1884 году она умерла от инсульта. Гвидо обожал ее до последних дней. По слухам - об этом пишут везде, где я ни смотрел, но это слишком желтый факт, чтобы брать его на веру - после смерти он замариновал жену в стеклянной банке со спиртом и каждый вечер ходил рыдать перед ней где-то это уже было. Его новая жена как-то наткнулась на эту малоаппетитную консерву, когда решила поискать что-то на чердаке замка и это тоже было.
Не знаю, как вы, а я бы предпочел с ней не сталкиваться и дела не иметь. Не то, чтобы я ей завидовал, хотя богатым быть хорошо. Просто, судя по всему, это был паровой каток в образе человека. А на пути у паровых катков лучше не оказываться.

@темы: Вечерний шкаф, Истории с молотка, Пыль веков

URL
Комментарии
2017-02-07 в 09:48 

Anima Libera
Archeveque,
спасибо! Чрезвычайно увлекательная история!

2017-02-07 в 14:25 

Capt. Jack Harkness
Мои баррикады всегда пустовали, Не знаю глупее причин для печали, Но ты… не стреляй в меня, слышишь? Не будь среди тех, кто стреляет по мне. (с)
Archeveque, удивительная мадам, и правда, Скарлетт О'Хара отдыхает.

2017-02-07 в 14:25 

Capt. Jack Harkness
Мои баррикады всегда пустовали, Не знаю глупее причин для печали, Но ты… не стреляй в меня, слышишь? Не будь среди тех, кто стреляет по мне. (с)
Archeveque, удивительная мадам, и правда, Скарлетт О'Хара отдыхает.

2017-02-08 в 18:21 

Archeveque
Life is Serious - Art is Gay/Viennese specialities (c)
Anima Libera, спасибо.

Capt. Jack Harkness, не то слово.

URL
Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Страна фей

главная